Интернет в СССР: что пошло не так?

Вы читаете эту статью благодаря интернету. В современном видео он появился в середине 1990-х годов.

Если вы знакомы с историей интернета, то в курсе, что началось всё с ARPANET. В 1957 году в ответ на запуск первого спутника было создано Агенство передовых исследовательских проектов (ARPA). 

Проект американского военного ведомства в случае ядерной войны давал армейским центрам бесперебойную связь и заработал ровно 50 лет назад. Технология развивалась и, в итоге, получила современный вид.

А что было в СССР? А много чего было, но могло бы быть намного больше.

Мир, труд, киберсоциализм инженера Китова

Анатолий Китов родился в 1920 году. В детстве показал способности в математике, в 1939 —  поступил на физмат, прошёл Вторую мировую офицером-артиллеристом, в 1953 — защитил кандидатскую по программированию.

В 1958 году команда Китова создала М-100 — один из мощнейших компьютеров на тот момент. Где-то тогда учёный понял, что объединение всех таких машин в одну сеть может намного больше, чем отдельные машины.

В 1959 году Китов написал письмо Хрущёву, где рассказал о проекте “Красная книга”. Инженер предложил создать Единую государственную сеть вычислительных центров (ЕГСВЦ) для управления армией и экономикой СССР. И это ещё до появления самой идеи ARPANET.

Анатолий Китов

Наверно, это дух эпохи. Хрущёвская оттепель давала учёным, художникам, музыкантам творить для народа. Ещё и оказалось, что Маркс про коммунизм рассказал, а как к нему прийти — нет. Вот гуманизм и наука объединились, чтобы построить светлое будущее.

Основная цель “Красной книги” была военной. Но Китов предполагал, что ночью ЕГСВЦ будут использовать для экономических рассчётов, чтобы плановая система работала качественнее. Статистика обрабатывалась бы ЭВМ из сети, и каждую ночь в план вносились бы изменения.

Письмо Китова перехватила контрразведка. Узнав предложение Китова Хрущёву, минобороны создало секретную комиссию во главе с маршалом Рокоссовским, где ЕГСВЦ назвали попыткой подорвать обороноспособность СССР. Может, кто-то в министерстве хорошо сидел в своём кресле и боялся, что его оттуда могут подвинуть. В общем, Китова выгнали из КПСС и уволили с занимаемой должности. Киберсоциализм не получился из-за номенклатуры.

В 1960-х Китов всё равно продвигал свои идеи. О них, судя по всему, знал и наш следующий герой.

Военная сеть Харкевича

В 1962 году Александр Харкевич стал руководителем Института проблем передачи информации. В то же время в журнале “Коммунист” опубликовали его статью, где он предложил создать Единую общегосударственную систему передачи информации.

Ключевую роль Харкевич дал вычислительным и управляющим центрам, которые должны были получать данные в цифровой форме. Он считал, что  структура сети должна учитывать возможность перегрузки или выхода из строя её участков. Как и в нашем интернете, сигнал должен был идти по обходному пути. Работа всей это сети регулировалась централизованным автоматическим управлением.

В статье Харкевич  говорил о заграничных аналогах своего проекта, но они не имеют единого командного центра и разделены по различным компаниям и ведомствам. Например, SAGE — полуавтоматическая система, способная одновременно обрабатывать данные из 23 региональных центров США и Канады, и при этом обслуживать гигантскую сеть радиолокаторов и других детекторов, была создана для управления всей противовоздушной обороной США. Устройства ввода-вывода системы поддерживали по телефонным линиям непрерывную связь между соседними центрами.

Частично проект был реализован как ответная мера американскому “сейджу”, но так и остался военным инструментом. Совсем скоро появится новая идея мирной сети.

Номенклатура vs Киберсоциализм: академик Глушков

Кибертония в Киеве

Что объединяет киевский Институт кибернетики и проспект, на который он выходит? Оба они носят имя Виктора Глушкова — одарённого учёного-кибернетика.

Виктор Глушков

В 1962 году был создан Институт кибернетики, который возглавил Глушков. Сотрудники учёного прозвали институт Кибертонией — кибернетической республикой на окраине Киева.

Был у Глушкова план с названием “Общегосударственная автоматизированная система сбора и обработки информации для учета, планирования и управления народным хозяйством СССР”. Предложенная в 1962 году система ОГАС должна была стать национальной компьютерной сетью с удаленным доступом в реальном времени, построенной на существующих и новых телефонных линиях. В идеале она охватила бы большую часть Евразии, представляя собой нервную систему, которая интегрирована в каждый завод и предприятие плановой экономики. Модель сети — трёхуровневая пирамида: центральный узел в Москве соединялся с 200-ми средними узлами в больших городах, а они уже с 20 000 терминалами на ключевых производствах и хозяйствах СССР. 

И все узлы могли контактировать между собой. Ну чем не интернет? Кстати, самому Глушкову это бы очень помогло: учёный так много времени проводил в дороге, что в шутку называл поезд Киев-Москва вторым домом.

Схема ОГАС

Проект ОГАС показался специалистам по экономическому планированию  следующим шагом в решении старой головоломки. Глушков считал, что сетевые вычисления могли приблизить страну к эпохе, которую Фрэнсис Спаффорд назвал «красным изобилием».

Вместе со своими сотрудниками Глушков разрабатывал систему электронных чеков на замену твёрдой валюты. К сожалению, идея советской электронной валюты вызвала лишь надуманные опасения и не получила одобрения комиссии в 1962 году. Но вот его грандиозный проект экономической сети дожил до следующего этапа.

Группа кибернетиков представляла нейронную сеть, нервную систему для советской экономики. Например, вместо бутылочного горлышка архитектуры фон Неймана команда Глушкова предложила модель, подобную одновременному срабатыванию синапсов в человеческом мозге. Ещё в теоретические работы института входили проекты для мейнфреймов, теория автоматов, безбумажный документооборот и парадигма программирования на естественном языке, которая позволяла бы людям общаться с компьютерами на семантическом. Самое интересное — попытки обосновать концепцию цифрового бессмертия. Ох уже эти советские романтики.

На ОГАС и всё остальное нужны были очень большие деньги. Миллиардов так 20 рублей или 100 миллиардов долларов сейчас. Нужно было уговорить Политбюро, поэтому Глушков был в Кремле 1 октября 1970 года в надежде поскорее продолжить работу.

Как несколько человек подписало приговор стране

На пути у Глушкова стоял один человек — министр финансов Василий Гарбузов. Гарбузов не горел желанием, чтобы компьютерные сети управляли экономикой целого государства. Вместо этого он призывал к созданию простых компьютеров, которые будут зажигать освещение и воспроизводить музыку на птицефермах, чтобы увеличить производство яиц, что он лично наблюдал в ходе недавнего визита в Минск. 

Ходят слухи, что Гарбузов угрожал Косыгину, что если он поддержит ОГАС, то минфин свернёт все реформы.

Чтобы выступить против Гарбузова и поддержать советский интернет, Глушкову нужны были союзники. Но на собрании их не было. Ни Косыгин, ни Брежнев не пришли. Они были двумя самыми влиятельными персонами в советском государстве, и могли поддержать ОГАС. Увы.

Гарбузов убедил Политбюро в том, что проект ОГАС слишком поспешен. Комиссия сочла, что безопаснее поддержать Гарбузова, и проект остался в подвешенном состоянии еще на десятилетие.

ОГАС, как и Советский Союз, развалила чиновничья недобросовестность. Личные интересы чиновников и начальников стали выше, чем общественное. Без государственного финансирования и общей координации, проект национальной сети раскололся в 1970-х и 80-х годах на десятки, а затем и сотен изолированных заводских локальных систем управления. 

Иронично, что в США всё получилось с точностью наоборот. Первая глобальная компьютерная сеть появилась из-за кооперации и общественного интереса, как при социализме. В СССР социалисты поступили как “буржуи” из методичек по госпропаганде.

Ещё Анатолий Китов видел эту проблему, поэтому в конце 1950-х годов просил Хрущева о создании отдельного кибернетического ведомства, способного лоббировать собственные интересы в правительстве и Политбюро, — Госкомупра. Это предложение также было отклонено: никто не хотел получать нового конкурента, играющего на их поле.

Виктор Глушков умер 30 января 1982 года. Похоронен на Байковом кладбище в Киеве. Идея объединить сетью весь Советский Союз осталась жива, но так и не была реализована. Уже независимые республики обвила всемирная сеть, а убивший утопию режим умер сам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *